creator cover igor bekshaev
igor bekshaev
справочник по Новому Завету
igor bekshaev
1
subscriber
Available to everyone
Jan 14 01:40

Мтф 6: 1-21

Евангелие от Матфея, глава шестая, Иисус учит прощению, милости и молитве: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».
Первое предложение этого фрагмента не служит вступлением к последующим словам, оно является прямым продолжением сказанного прямо перед этим, известной «молитвы Господней», молитвы «Отче наш», и представляет собою разъяснение Самим Христом тех слов молитвы, где говорится Им о прощении долгов: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Эти слова можно понять двояко. И обычно понимают как меру. Так что, прощение от Бога — это некое действие «взамен» того, как люди сами прощают других людей. Что прощать нужно для того, чтобы и тебя Бог простил тоже. Об этом же кажется на первый взгляд и говорят разъяснительные слова Иисуса. Однако вся шестая глава евангелиста Матфея посвящена словам Христа, направленным на то, чтобы не уподобляться лицемерам, и быть во всем проще и искренней: «Когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах… и, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми… также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися».
Предлагать Богу мерить степень прощения по своим поступкам значило бы предложить Богу тоже мерить по лицу. Лицемерить. Или там по «глубине сердца», как любят иногда выражаться христиане. То есть «иметь индивидуальный подход» к каждому конкретному молитвеннику, постнику, подателю милостыни. Если мы откроем православный молитвослов, то увидим что почти все молитвы — подавляющее число — там будут от первого лица единственного числа. «Спаси. помилуй. сохрани. избави» — меня. «Молитва Господня» («Отче наш»), предложенная Христом как пример нелицемерной молитвы произносится от первого лица множественного числа. Здесь нет никакого «индивидуального подхода» к молитвеннику. Молитвенник даже в единственном числе, войдя «в комнату твою и затворив дверь твою», обращается втайне, «не говорит лишнего», чтобы «в многословии своем быть услышанным». Его забота — наступление правды и избавление от лукавства.
Для реализации же правды он должен понимать, в чем эта правда чаемого «Царства Отца». Понимать же что-либо можно лишь не имея зазора между тем, что ты можешь исполнить, и тем, что ты хочешь получить. Бог должен быть понятен, чтобы была понятна правда Его, чтобы она не выглядела обычным приказом сверху исполнять, что велено. Любить и прощать невозможно насильно. А чтобы Он был понятен, Он должен находиться в том пространстве, в тех же условиях, в котором живем мы все. Вот иногда пишут, проповедуют, что «пост — это настоящая весна для души, главной целью поста мы имеем покаяние, собственное исправление, которое должно начаться с осознания собственной оскверненности, греховности и доброго взирания на других людей, доброго отношения к ним». Христос же, конечно, упоминал всякие нехорошие человеческие качества, но не для того, чтобы начать с «осознания собственной оскверненности».
С оскверненности начав, оскверненностью и продолжишь. Обычно православные, углядев собственную оскверненность, настолько на ней зацикливаются, что дальше смотрят в мир, как в зеркало в своей гостиной. Кругом одни оскверненные, и всем им надо мягкими словами, но одновременно религиозно напористо разъяснить, как с этим делом начать бороться. Таким образом лицемерие начинается с себя и переходит на других. Лицемерие необязательно бывает того качества, что вы все оскверненные, а я один Д’Артаньян. Бывает так, что Д’Артаньяном становишься не сразу, а постепенно, видя, что оскверненные не меняются, как ты не стараешься им об этом рассказать, постепенно вырастаешь в своих глазах до маршала религиозных войск. Религии под дудку таких маршалов часто и маршируют.
Так вот, в «молитве Господней» Христос предлагает людям видеть Отца среди нас. Вкратце молитву можно свести к двум-трем словам: будь всегда рядом. И не считать нас уж совсем «оскверненными». Мы же способны прощать друг друга. Любить друг друга. Вполне способны видеть в другом друга, товарища. Выручать друг друга. Люди бы не существовали давно, если бы были насквозь «оскверненные». Извели бы друг друга совсем. Человеческий род функционирует не на том что «скверно», а на том, что способен исполнять доброе и хорошее. Раз мы прощаем друг друга, то есть значит в нас и хорошее.
Пост Христа, как мы в другом месте отмечали, был, среди прочего, временем оценки, взвешивания Своих возможностей донести до людей правду об Отце, через какую проповедь они ее воспримут, поймут. Своего рода логистическим анализом предстоящих действий. Способность к прощению является одним из первых, очевидных соответствий человека Богу. Поэтому не в «оскверненности» своей надо вечно ковыряться, а действовать и жить согласно этим соответствиям. Соответствие же начинается с содействия. Поэтому Бог и содействует не так же, не в той же мере, а просто содействует тем, кто умеет прощать, любить, искать правды, избегать лукавства.
Log in, to post comments

Subscription levels

free

10 per month