EN
creator cover LCLart

LCLart

Автор, артер, мироходец, магуй.
LCLart
4
subscriber
goals
2 of 100 paid subscribers
Значит моя работа кому-то нужна.

About the creator

Привет. Да-да, это Lord Corvus Loki, он же ворон Локи.В связи с прекраснейшей (тонна сарказма) ситуацией - срочно вью гнездо на Бусти. Чтобы вы, мои дорогие читатели, могли иметь доступ к моим историям.А еще смотреть какие-либо картиночки, фоточки, слушать воронье карканье и участвовать в дебоше, который птыц решил возглавить.
Почем Бусти, почему с платной подпиской?
Потому что мы в жопе, дорогие друзья. Потому что некоторые вещи, которые у меня написаны могут вести к большим неприятностям, потому что железный занавес. Это способ сохранить кому-то доступ, ограничить 18+. Мне самой это против перьев, но выбора нам не оставили. Поэтому цена минимальна, ее могут потянуть ВСЕ.
По тегам можно искать книги.
Примерная навигация
Серии:
assassinscreed фанфики
Проклятие Предтеч
Проклятие Предтеч. Нексус
Проклятие Предтеч: Тяжело быть ассассином, и особенно-жене... 
В этой серии сиквел, приквел(до, после), мелкие рассказы и не относящиеся к ПП.
FMA (цельнометаллический алхимик)
Ведьмак
Dragonlance(последнее испытание, драконы осенних сумерек) фанф
Гарри Поттер фанфы макси и мини
Тот-Кому-Доверишь-Спину
Сотрудники МОРГа
кроссовер - при участии любых персонажей. От Локи до черепашек ниндзя
Авторский произвол - это собрание сцен из жизни автора, приколы из трудовых будней фикрайтера). Если просто представить на секунду, что Лорд может общаться со своими персонажами.
Так же можно считать дополнением ко всем моим работам.  
Ориджиналы
Некросказка ориджинал
Беглец: 1,2,3 ориджинал/ 3 книга в процессе
мини-ориджиналы
теги:
фентезя
ориджинал
сененай (легкий яой)
соавторство
стихи
косплей
старкон
закос
арт
фанарт
традишка
диджитал
Серии:
асгардские байки (приключения с Локи)
вороньи байки (приключения вАрона)
магуйное - все что связано с эзотерикой
жизовое - все что из жизни, типа дыбр
про зверье
Книжный бест -рекомендации по книгам
All posts
All time
All tags
For subscribers only
Jun 04 18:14
Немножечко про характер Локи
Available to everyone
Mar 08 23:26
Дорога ворона
Вдох-выдох. Вдох-выдох. Со свистом, с хрипом. Последняя битва, бой, который заранee проигран. Но так и должно быть. Так уходят викинги. Именно так попадают в Вальгаллу. Нe в бою с человеком — в бою со старухой, что самого Тора ставила на колено. Только вот мало кто об этом задумывается. Особенно в этом векe, далеком от веры предков.
Выдох.
Битва, наконец, окончена. Воздух со свистом покинул измученныe легкиe.
Свобода! Нет ни боли, ни усталости, ни границ! Бесполезноe, теперь ужe ненужноe, старое, все повидавшее морщинистое тело остается на смертном одрe, а дух стремится дальшe, к неизведанному. Но неизведанному ли? Туда, по звездной тропe, гдe ничто нe мешает взмахам мощных крыл… Стоп. Крыл?! Откуда у меня крылья?!
— Ворон!
Какой знакомый голос… Он пробуждает странныe чувства. Трепет, счастьe?
— Хугин!
Я помню его, точно знаю!
— Кутх!
А этот-то тут причем?!
— Кроу! Корвус! Рэйвен!
Да что ты такоe?!
Он! Стоит на тропe, опирается на звездную пыль! Тот, кому отдана моя душа! Хозяин! Он стоит и смеется, требовательно протягивая руку, в которую я судорожно вцепляюсь когтями. Я всe вспомнил! Я помню всe!
— Ну, нагулялся? — его пальцы нежно скользят по моему оперению. — Я уж заждался.
Недовольно клёкочу, и Хитрейший ехидно приподнимает бровь.
— Что, отвык от клюва? Ну, вперед, будь тем, кем удобно: достоин.
Камнем падаю на звездную тропу и встаю на ноги. Длинныe космы щекочут спину. Надо жe… Мои татуировки остались при мнe, как напоминаниe о прошлой жизни. На обеих мой Хозяин. Я точно бы нe ошибся адресом.
— Ну и как? Нравится быть человеком?
Его взгляд насмешлив. Что жe, вполнe заслужил.
— Нe очень. Слишком много боли и разочарований. Да и Боги плохо слышат молитвы, — в моем голосe горечь и укор.
— Сколько ты пробыл человеком? Сотню лет? — хозяин души моей прищурился, будто вел счет годам, что меня нe было. Притворяется: ему нe нужно вспоминать, он знает всe.
— Сколько людей за день возносят молитвы? Для меня ты отсутствовал нe большe дня. И что жe я должен был услышать?
— Что я хочу вернуться.
— Так ты здесь, и я слышу тебя. Это твоя работа: доносить до меня новости и мольбы. Ну, и до отца. Готов служить впредь и далee? — его голос бесстрастен.
— Готов, — я взмахиваю руками, и они снова обрастают черным оперением.
Я тот, кто всe видит. Я — голос молящихся. Я — третий глаз Одина, и я жe — ворон Локи, перерожденный. Я, огненнокрылый, в ком течет кровь Локи. Скоро начнется новый цикл, и я вернусь в Мидгард. Имя мнe — Корвус,
Ворон, странник междумирья, коему не счесть прозвищ. Ворон, 
«Дорога Ворона лежит
Вдали от всех путей.
По ней нe ходит тот, кто жив
Для мира и людей.
Над ней нe властна кривизна
Поверхности земной.
Дорога Ворона ясна —
На Север! По прямой!»
песня группы Оргия Праведников
Log in, to post comments
Available to everyone
Mar 08 22:16
Сотворение мира
Веселый, но вкрадчивый голос разносился над поверхностью спокойной реки. На темной глади воды отражалось бойкое пламя костра, разведенного на песчаном берегу.
- Не был Имир ни мужчиной, ни женщиной, а когда он заснул, появились под его рукой мальчик и девочка, от которых потом и пошел род великанов. Затем ноги Имира переплелись и породили Трудгельмира, великана с шестью головами. Чтобы кормить Имира и его детей, вышла из инея корова Аудхумла, из вымени которой потекли четыре молочные реки.
Сама же Аудхумла кормилась тем, что слизывала с камней солёный иней. Один большой камень она лизала так долго, что он стал оживать от тепла ее языка. Сначала выросли на каменной глыбе человеческие волосы, на другой день появилась вся голова, а еще через день из камня возник человек – прародитель богов Бури. Сын его Бор взял в жены Бестлу, дочь великана Бельторна, и родила она трех сыновей ...
- Слушай, может хватит уже? - пунцовый от сдерживаемого смеха блондин был укутан в тяжелый, алый плащ. И откуда только у Локи такая неуемная фантазия?
- Ну ты чего, я только начал! - Вдохновенно отмахнулся брюнет, чей плащ был изумрудно-зеленым. - Я сам это видел!
Блондин подавился питьем, что плескалось в огромном витом роге, оправленном в серебро, и осуждающе покосился на брата-весельчака.
Напротив них сидели, прижавшись друг к другу, пятеро людей, небольшого росточка, чумазых, со спутанными волосами, столь не похожих на этих совершенных существ. Совершенно очевидно, что сами боги осчастливили их своим присутствием. Они спустились с небес на волшебной ладье, чтобы их жизнь обрела смысл. Они поведают, откуда пришли люди, и расскажут, как нужно жить, чтобы потом их далекие потомки стали такими же великими, красивыми и могучими...
- И вы думаете, что? Отец наш, Одноглазый Один пирует в Асгарде! Мы пришли из Асгарда, вон оттуда! - палец Локи уперся в небо, и люди зачарованно уставились на звездное небо. - Брат мой, Тор, и я, Локи, ходим по мирам и учим вас уму-разуму! Поняли? Надо бы записать ... Ах, у вас же еще пока что нет письменности! - в досаде хлопнул себя по коленям Локи. - Ну ничего, исправим. Значит, смотрите, вот это - руны! - он выставил вперед руку, и над его ладонью огнем засветились руны, собранные в круг. Вопли ужаса разогнали любопытных зверьков, что сновали в темноте, куда не падал свет костра.
- Ох и тяжко будет... - Локи с сожалением и брезгливостью смотрел на упавших ниц людей.
- Сам это затеял. Нелегко быть богом, да, братец? - усмехнулся Тор.
- Не легче, чем твоим братом, - огрызнулся Локи, - хотя ты не в обморок падал, а просто использовал учебники как кирпичи, когда кидался ими в слуг.
- А вот это можно было и умолчать ... - скривился Тор. - Давай уже, заканчивай свои байки. Пора домой. В Асгард, к Одноглазому богу.
- И так всю жизнь ... - с тоской вздохнул бог огня. - Смотрите же, презренные. Вон там камень, вон тут сухая трава, а вон тот камешек посветлее не прое... Не потеряйте. А то так и будете жрать сырое мясо и давить вшей друг у друга.
Солнце медленно появилось над горизонтом, когда в небо взмыла божественная ладья. А пятеро людей стояли на коленях, сжимая в грубых пальцах волшебные камни и молясь, чтобы боги не забывали о своих детях. Только так можно было выжить, стать совершенными, и знать, что в их жизни есть хоть какой-то смысл...
Log in, to post comments
For subscribers and one-time payment
Mar 07 22:07
Асгардские байки (Основной блок)
Available to everyone
Mar 07 21:56
Не убивал я!
Заговор
Давным-давно, в далеком-далеком Асгарде...
Локи сидел надувшись и разве что зубами не скрипел. Из далекого далека изволил припереться средненький братец. Вот что ему дома-то у себя не сиделось? Так нет, изволил явиться и блистать при дворе, позер фигов. Собственно, наверное, стоит кое-что объяснить.
Было у Одина три сына: младший - болезненный парень, средний - так, а старший вовсе был дурак, по мнению Локи. Зато если ум и хитрость достались младшему, то сила - старшему, а среднему, по закону стервозности, - обаятельность и красота. Не дети, а сплошные крайности. Нет чтобы свалить все достоинства в кучу, перемешать и поделить поровну, тогда было бы три красавца, умницы, богатыря. Однако гены распорядились иначе...
Завидовал ли Локи Бальдру? Ну, ежели честно... А вы попробуйте выживать в гребаном дворце, где сила и красота ценятся выше умственных способностей. О какой вообще жизни речь-то может быть? Спасало одно: Бальдр блистал у себя дома. Просто женился он раньше всех и свалил куда подальше, никак задницей почуял, что для Локи и Тор-то переизбыток. Ну, или если абстрагироваться от младшего (ну да, всегда можно попробовать забыть про серого кардинала их величеств), то даже на двоих с Тором делить славу Бальдру было ой как непросто.
Зато на дни рождения ОНО возвращалось: напомаженное, расфуфыренное и липкое от всеобщего обожания. Аж челюсти сводило от одного только вида. Слава яйцам, длилось это только три месяца в году. Потом братец сгребал свою благовредную в охапку и изволил валить к себе домой, давая Локи вздохнуть спокойно.
- Бальдр едет! - раздавалась сирена во дворце - иначе вопль обрадованного Тора описать Хитрейший не мог. Именно этот вой бешеного носорога заставлял все нутро содрогнуться, а глотку - пересохнуть, да так, что и кувшин вина не спасал.
- Как я счастлив, - Локи натягивал улыбку до ушей, похожую скорее на предсмертный оскал.
- Это же братик! - радостно сгребал его в охапку Тор и трепал по волосам. Младший согласно кивал и мечтал о гильотине.
***
Дворец встал на уши в ожидании обожаемого принца и его семейства. Локи же встал на лопатки у стенки в своей комнате и выровнял дыхание: йога иногда помогала восстановить душевное равновесие.
- Херушки, - сказал он через полчаса стойки "березка". - Пора кое-кому раскрыть глаза на происходящее.
План был прост, как портянка Тора, так же смертоносен и одновременно легок. Напялив плащ и шлем, юный бог нацепил дежурную улыбку и вышел навстречу братской ладье.
- Братец! - услышал он нежный баритон, и первое, что Локи увидел на улице, - это могучая грудь Тора и блондинистые кудри Бальдра.
- Который? - прохрипел Хитрейший и еле выдрался из медвежьих объятий старшего. - Ты мне рога помял!
- Еще не женат, а уже растут? - елейным голосом поинтересовался Бальдр. - Ну иди же ко мне: я тебя поцелую - и все заживет!
- Изыди, - от души попросил Локи, на всякий случай отшагнув назад. - Как доехал?
- Дивно, див-нень-ко! - Бальдр сиял, как медный таз. - Прости, в этот раз один: женушка осталась дома - ты скоро станешь дядей!
Далее Локи помнил смутно. Судя по всему, Тор в приступе счастья контузил всю округу. И понеслось: поздравления, визги счастья, штабелями падающие в экстазе девицы, если Бальдр ронял в их адрес хоть слово.
За ужином, уныло ковыряясь вилкой в тарелке, Локи слушал о последних веяниях моды, о которых вещал Прекраснейший. Наконец, когда все изрядно надрались, Бальдр изволил подсесть к тоскующему в его свете брату.
- Я уж совсем было забыл, каково это, побывать дома! Все такие приветливые, любезные, родные! - и он сгреб Локи в охапку. - Любовь так и лучится со всех сторон!
- Я бы сказал, щелей, - буркнул Хитрейший. - Асгардцы слишком давно тебя не видели, зато сейчас наверстаешь упущенное.
- Ох, это так приятно, когда тобою дорожат! Никто так не любит мои шутки, как Сиф! А уж как девушки оценили мои рассказы о поездке в Мидгард... - Бальдр томно прикрыл глаза, ожидая хотя бы молчаливого приятия факта, что он тут круче всех.
- А ты не думал, что это все твои кудри? Они стали длиннее, чем в прошлый раз, - заметил Локи.
- Ой, брось, - зарделся было Прекраснейший, но тут же с подозрением покосился на брата. - Не хочешь ли ты сказать, что это все из-за моей внешности? Она, конечно, прекрасна, но все в зале наверняка хотели услышать о моих приключениях!
- Ну да, конечно хотели, - пожал плечами младший. - Именно поэтому у Сиф комната заставлена твоими портретами, а после твоего отъезда все стремятся высветлить волосы и одеться по последней моде. Ты только глянь на Тора: он даже бороду сбрил "на Бальдрский манер".
- Это ты из зависти! - надул губы средний принц, но в нетрезвый мозг уже заполз червяк сомнений. - Друзья просто любят мой внутренний мир.
- Это который? - со смешком поинтересовался Локи. - Не тот ли, который ты покажешь всем, если выпьешь еще один кувшин вина?
- Да иди ты! - оттолкнул его Бальдр. - Противный ты.
- Вот хочешь, проверим? - Локи покрутил зажатый в пальцах бокал. - Что будет, если ты внезапно умрешь?
- Горевать все будут! - ни секунды не усомнившись, заявил Прекраснейший. - Всемирный траур!
- Нет, братишка, ты не так смотришь на это дело, - Локи хитро подмигнул. - Ну да, обрыдаются, упьются... будут у смертного одра говорить все, что о тебе думают на самом деле...
- А знаешь что?! - завелся сразу раскрасневшийся Бальдр. - Давай ты меня убьешь!
- Ты что, обалдел?! - Локи аж отшатнулся. - Мне что, по-твоему, жить надоело?!
- Да нет, дурак, ты просто сделаешь вот что... - брат привлек к себе Локи и горячо зашептал на ухо свой нехитрый план...
Утром все семейство понесло на охоту. Один, Фригг и три брата, а также почти все воинство Всеотца, оседлали коней и поскакали в густые леса.
- Эй, Локи... - Бальдр нагнал младшего брата и ехидно кивнул головой в направлении Одина, гордо восседающего на Слейпнире. - Я вижу, пока меня не было, ты тоже успел обзавестись потомством?
- Еще одно слово - и у тебя с потомством будут проблемы, - буркнул Хитрейший. - Ты хоть под свои наряды броню надел, как договаривались?
- Конечно, я ж не псих. Только это перестраховка. Ты омелу-то видел? Да стрелы из нее, как из навоза духи, - Бальдр заливисто расхохотался над своей шуткой. - Еле-еле нашел одну ветку, что не кривая, как ноги Тора.
- Да уж, ногами его природа не побаловала, - задумчиво кивнул младший брат. - Тогда готовься. Иллюзию держать не так просто, так что умирай достойно.
- Как скажешь, братец! - Бальдр снова хихикнул. - Стрелять-то кто будет?
- Да Хед сгодится, - Локи кивнул на вояку, мирно стоящего рядом со Всеотцом, - слепой, как крот, а на операцию не соглашается: суеверия какие-то у него. Вот ему и подмени стрелы.
- Сделаем! - Бальдр согласно кивнул и, пришпорив коня, понесся к скачущим впереди родителям, чтобы предложить устроить привал.
- Это вы что удумали? - к Локи подоспела Сиф, хмурая и невыспавшаяся. - На кой вам стрелы?
Чертыхнувшись, Локи хмуро взглянул на нее.
- Если что, это он придумал. Я его отговаривал.
- Что придумал? - насторожилась Сиф, слышавшая часть разговора.
- Сам и расскажет.
Локи, по примеру Одина, спешился. Назревала очередная попойка...
Исполнение
Все семейство и воинство было уже порядком укушамшись, когда Бальдр привлек всеобщее внимание:
- А говорил ли я вам, что в моем дворце живет самый искусный кузнец? - златокудрый бог издевательски поднял бокал. - И нет ему равных во всех девяти мирах?
- Брешешь, братец! - оскорбленно взревел Тор. - Лучше наших умельцев никого нет!
- А я говорю, что есть! - Бальдр встал с густой, но уже порядком примятой травы. - У меня самый прочный доспех в мире!
- Ну, это ты хватил, - Один ухмыльнулся, но в его смешке явно слышалось недовольство. - Лучше нашего Харверта никого нет.
- А вот я докажу! - принц рванул на груди плащ, и под ним сверкнул золоченый нагрудник. - А ну, ударь!
- Вот еще! - Тор покрутил пальцем у виска. - Чтоб я брата ударил?!
- Бей, кому говорю, или признай поражение!
Бальдр явно попал по больному месту брата: тот взревел и от души приложил обидчика в грудь кулачищем. Раздался звон, и охнувший Тор осел на землю.
- Руке капут, - со вздохом констатировал Локи, успевший услышать хруст костей. - Привет, гипс.
- Ну что вы как дети малые?! - Фригг сурово сдвинула брови, но ее никто не слушал - все столпились вокруг принца, разглядывая доспех: ни вмятины, ни царапины.
- И стрела не берет! - похвастался Бальдр. - Вот пусть Хед в меня выстрелит! Если, конечно, попадет! И царапины не будет!
- Ага, вот то же самое и я говорил, перед тем как глаз потерял! - сурово рыкнул Один. - Не дури!
- Да я сотни раз по нему стрелял, папа! - Бальдр едва ли не насильно всучил оторопевшему Хеду лук. - А промажет мимо меня с десяти шагов - уволишь ко всем йотунам! Вот, смотри!
Принц сорвал нагрудник, бросил на траву и, выхватив меч, что есть силы рубанул сталь. Раздался звон, и осколки меча разлетелись по поляне. В гробовой тишине кто-то отчетливо присвистнул.
- Ты его от этого отговаривал? - поинтересовалась леди Сиф у Локи, и тот молча кивнул. - Кажется, на этот раз твоя хитрость тебя подвела.
- Хорошо бы, - Локи сердито посмотрел на братьев, восхищенно разглядывавших панцирь гномьей работы, - потому что теперь даже отец позволит испытать судьбу.
И вот Бальдр, улыбаясь, выпятил грудь и развел руки в стороны, а Хед дрожащими пальцами натянул тетиву. Свист - и общий вопль ужаса: принц упал на траву с пробитой стрелой хваленой защитой и... грудью.
Надо ли говорить, что настал ад кромешный? Взаимные обвинения, поиски виноватого, рыдания и проклятия в адрес неудачливого стрелка? А Локи тем временем, поубивавшись для вида над телом брата, творил свои чары. Домой он приполз почти на карачках, уставший и разбитый. Но мало было удержать сильнейшее колдовство - надо было еще не дать засунуть якобы труп в ледник, а то один из заговорщиков точно дал бы дуба.
Траур поглотил дворец Асгарда. Тело Бальдра торжественно занесли в его же комнату, где он и возлежал на кровати, пока не приедут жена и новорожденный наследник, чтобы похоронить столь нелепо почившего супруга и отца.
- Жрать охота, - первым делом сообщил "труп" приползшему к нему Локи. - Есть что-нибудь?! А то я этим урчанием всех перепугаю до смерти!
- За что мне это? - страдальчески закатил глаза Хитрейший, но еду принес. - Ты, главное, не спались на сытой отрыжке!
Тем временем леди Сиф пораскинула мозгами и пошла сдаваться убитому горем Всеотцу.
- Локи перед случившимся говорил с принцем, - заявила она. - Кажется, это была его идея.
- С чего ты так решила, воительница? - Великий Один отстранил от себя убитую горем Фригг. - Ты понимаешь, насколько серьезны твои обвинения?
- Великий Один, я слышала, как они говорили про стрелы из омелы, когда случайно оказалась поблизости во время охоты, - леди Сиф побледнела, но продолжила свою речь: - Локи сказал, что отговаривал Бальдра от этой затеи, но это не первый раз, когда он хитрит. Без его участия принц никогда бы не подставился под удар.
- Ну, что я могу сказать... - Всеотец грозно сверкнул единственным глазом и вновь привлек к себе плачущую жену. - Драть, конечно, уже поздно, а вот судить - самое время.
Объяснения
С самого утра к телу Бальдра, все еще румяного и уже сытого, потянулась очередь из желающих проститься. Первым, конечно, оказался Тор.
- Как? Как ты мог додуматься до такого?! - бушевал он. - Я, считай, своими руками погубил брата! Ты жить должен, детей плодить, дуралей! - рыдал Громовержец. - Столь же красивых да пригожих!
Хоть иллюзия Локи была безупречна, "труп" отчаянно старался дышать незаметней, ведь пыхтение или смех выдали бы его с головой. Однако, не услышав ничего в адрес богатого внутреннего мира, Бальдр приуныл.
- Как же ты мог, такой красивый... - шептала мать, не представляя, что сынок жив и уже сильно недоволен.
- Как так?! Даже сейчас ты так же прекрасен в смерти, как и на картине... - Сиф размазывала слезы по лицу. Слава богам, только по своему.
- Погасла звезда Асгарда! Некому больше освещать наш путь своим блеском... - уныло сообщил Хеймдалль.
***
- Они все охренели, - обессиленно заявил Бальдр, как только последний посетитель выкатился из его покоев. - Сдаюсь. Ты был прав, - и он заглянул под кровать. - Вылезай.
- И что я тебе говорил? - Локи раздраженно отряхивал пыль с колен. - Пора что-то менять в этой жизни, не находишь?
- Пожалуй, - согласно хмыкнул Прекраснейший. - Я перекрашу волосы.
Звук смачного фейспалма Локи оглушил бы даже мертвого.
- ЛОКИ! - сотряс дворец голос разъяренного Всеотца.
- Ну теперь-то что? - Хитрейший страдальчески вздохнул и поплелся на зов. - Я же даже никого не убил, чтобы так орать... Не забудь, ты все еще труп, - бросил он через плечо шибко живенькому "мертвецу", недовольно разглядывающему себя в зеркало.
***
- Итак, что ты можешь сказать в свое оправдание? - Всеотец был в ярости, что никак не способствовало умственной деятельности окружающих. Все с благоговением смотрели на Великий Суд Одина.
- С чего вы решили, что я к этому причастен? Он, вообще-то, и мой брат тоже. Был, - поспешно добавил Локи.
- Я свидетельствую против тебя, - Сиф гордо шагнула вперед. - Это ты додумался поменять стрелы в колчане Хеда!
- Пусть даже это и правда, но вы стрелять-то ими пробовали? - Локи закатил глаза, удивляясь недалекости окружающих. - Они кривые, как... как руки Хеда, - нашелся Хитрейший, решив, что не стоит упоминать ноги Тора, особенно сейчас. - Удивительно, что он вообще попал.
- Тем не менее ты причастен к смерти нашего сына! Ты даже не отрицаешь! - Один побагровел. - Как только додумался до такой мерзости?! Неужели ты ему настолько завидовал?!
- Я? Этому напомаженному фанфарону?! - вот тут уже подошла очередь обижаться Локи. - Да упаси меня боги от его судьбы! - и он тут же осекся, поняв двусмысленность своих слов.
- Убийца! - взревел Тор. - Я считал тебя братом, а ты... ты!.. - Громовержец задохнулся от избытка чувств.
- Давайте все успокоимся, - Локи примиряюще поднял ладони, выставив их перед собой. - На самом деле все немножечко не так.
- А как?! - Один был вне себя от гнева.
- Хеймдалль, что сейчас происходит с телом Бальдра? - поинтересовался Хитрейший у стоящего позади него стража. Тот на секунду будто ушел в себя, но вдруг выпучил глаза.
- Обедает.
- Что? - Фригг выронила промокший насквозь платок.
- Жрет, моя королева, - страж побелел как мел. - Сам в шоке.
- Ну так что, сегодня я обойдусь без взысканий? - невинным голосом поинтересовался Локи.
- Для начала ты все объяснишь, - Один судорожно шарил рукой по подлокотнику трона. - И кто видел мой ремень?
***
- А помните, в прошлом году, когда Локи убил Бальдра... - Тор снова завел любимую шарманку, и младший брат закатил глаза, не в силах опять слушать эту байку. - Как они нас провели, а?!
- Я не убивал этого балбеса, - прошипел Локи. - Это вообще была его затея. От начала и до конца!
- Да ладно тебе. Помнишь, как все глаза выпучили, когда застукали его около окна?! - Тор громогласно расхохотался.
- Каждый год одно и то же. Мы можем, наконец, дождаться Бальдра не повторяя эту историю в сотый раз?! - Локи был готов сквозь землю провалиться. - Зато он прекратил вести себя как девчонка!
- Да брось, он просто неудачно пошутил! - Тор сгреб Локи в охапку. - Смотри, вон его ладья! С племяшкой едет!
- А дядя Локи убил папу! - первое, что услышал Хитрейший от научившегося болтать племянника.
- Ненавижу родственников, - мрачно изрек Локи, - особенно живых.
Некогда правдивая, история постепенно стала легендой, а после - страшной и грустной сказкой. И кто бы мог подумать, что это всего лишь неудавшаяся шутка двух братьев, умудрившихся родиться богами.
Log in, to post comments
Available to everyone
Mar 07 21:44
Если снежинка не тает
Плавно качаясь и кружась, с темных небес падали пушистые снежинки. Говорят, примета такая: если снежинка в твоей ладони не растает — ты скорее всего помер. Ну, либо вариант более приятный: ты всего-навсего йотун, ледяной великан, враг народа и просто монстр. Тот еще подарочек на новый год, если задуматься.
Локи пристально смотрел на синюю ладонь, в которой нагло лежала снежинка, маленькая кристаллическая сволочь. А рука и не думала розоветь, прямо как рожа братца после попойки.
Братца, ага, дайте два: сводного брата, не хотите? Еще одно вранье папаши. Ой, и тут вранье, да что ж ты будешь делать?! И не папаша он нам, так, мужик в бороде с повязкой на глазу, который женат на твоей матери! Ух ты, еще одна неувязочка, прямо праздник какой-то!
Бог Хитрости мрачно топал по сугробам, волоча позади себя мохнатую мокрую зеленую тряпку, что когда-то имела вид зеленого плаща, подбитого мехом. Там, вдалеке, виднелся дворец, в котором он чувствовал себя не то что не хозяином, а случайным гостем, которого вот-вот попросят на выход.
С головой ухнув в очередной коварный сугроб, матюкаясь и плюясь будто кобра, Локи выполз на утоптанную тропу и, пока никто не видит, быстро смыл снегом выступившие слезы. Кто бы мог подумать, что он столь тяжело будет переживать такой подлый удар судьбы.
— Ебись оно конем! — в сердцах рявкнул бог и тут же испуганно прикусил язык: вот уж что под новый год желать ему было противопоказано.
До «дома» он добрался уже в полной темноте и, скорее по привычке, чем от желания согреться у камина, плюхнулся на кресло в обеденной зале перед огнем. Скоро слуги принесут теплое питье и уберут с глаз долой ту плащевидную мокрую тряпку, что он бросил у двери. Йотун йотуном, а задница все-таки мерзла как у человека. Простите, бога. Асгардца, ладно, чтоб никого не обидеть. Наверное, слишком разнежился на царских харчах.
— Сын мой, откуда столько грусти? — Фригг, как всегда, подкралась незаметно. И как только она умудрялась не шуршать своими платьями?
Откашлявшись и перестав нервно дышать, Локи с трудом посмотрел ей в глаза.
— Да какой-то я синенький, матушка, — излишне желчно ответил он богине.
— Хорошо хоть не лазурным стал, милый, — нежно улыбнулась приемная мать, стоящая позади кресла, и положила руки ему на плечи. Казалось, его придавил снежный ящер. Какие маленькие руки, а сила воительницы.
Однако, казус. — Истина всегда вырвется наружу, сколько бы ее не пытались скрыть. Это закон жизни, милый мой мальчик.
Я бы сказал, что ее вырвало, — пробормотал Хитрейший, и пальцы на его плечах сжались сильнее. Едва ощутимо, но он все же охнул, но продолжил: — Вся моя жизнь была ложью.
— Да неужели? Ложью были мои песни? Все уроки, все проведенное с тобой время, весь смех и сны на моих коленях? — в голосе женщины обиды не было, только бесконечная грусть.
Принцу стало стыдно.
— Конечно же нет! Зачем ты так со мной?! — воскликнул он и, обернувшись, покраснел.
— А ты? — встречный вопрос прозвучал уже со смехом в голосе. — Мой возлюбленный сын решил, что какая-то там сила крови сильнее моей любви?
Бог даже не успел понять, когда успел оказаться в объятиях матери, но это было неважно. Ничто не было важно. Он едва не обидел самое любимое существо в мире, которому был столь же дорог. Как он мог быть столь жесток?!
Снег тихо падал на балконы и крыши дворца…
Говорят, если снежинка в ладони не растаяла, то просто некому было согреть твою ладонь.
Пока живы те, кому мы дороги, снег всегда растает. Главное, чтобы мы не забывали о дорогих нам и тоже протягивали им свои теплые ладони.
Только так можно пережить зиму.
Log in, to post comments
For subscribers and one-time payment
Mar 07 21:43
Рискнешь?
For subscribers and one-time payment
Mar 07 21:40
Новое рождение
Available to everyone
Mar 07 21:12
Вариант
Эмили Дарклайт, пребывая в унынии, сидела на причале и медленно болтала ногами в теплой воде. Будучи только что уволенной с работы за систематические прогулы, девушка добрела до любимого местечка, чтобы поплакать о своей отвратительной судьбе и несправедливости этого мира.
Никто не понимал ее широкую душу, доброе сердце и свободолюбивую натуру.
Первое, что Эмили сделает завтра, - выпьет чай, закусит тостами и направится в парикмахерскую менять прическу, а затем очередь и до жизни дойдет. К дьяволу белые локоны до пояса - даешь черное каре! Наверняка знакомые оценят степень страдания ее души, да и так Эмили будет еще больше похожа на своего обожаемого персонажа Локи Лафейсона. Всего-то контактные линзы, легкий макияж, черный плащ - и вот он, ее кумир, в зеркале, особенно если волосы гелем намазать.
- Хочу в Асгард! - капризно воскликнула девушка и хряпнула по водной глади босой пяткой, забрызгав и себя, и мостки, и даже закатанные джинсы.
- Мое место не здесь!
И пофиг, что ее мог кто-то услышать. Пусть слышат - наплевать!
Неожиданно раздался гром, и порыв ветра, последовавший за ним, сбросил мечтательницу в воду. Судорожно рванувшись, Эмили задергала конечностями, силясь всплыть. И когда вода расступилась над ее головой...
- Где я?! - истерично вскрикнула девушка, отплевываясь и хватая воздух посиневшими от холода губами. - Какого хрена?!
Мостков, да и города, не было, а были берег лесного озера и торфяное дно. И синее-синее небо с двумя лунами.
- Мама, - прошептала Дарклайт и неуклюже поплыла к берегу, ненавидя тяжелую джинсовую куртку.
Трясясь от холода и обнимая себя руками, чтобы согреться, она вылезла из воды, с трудом нашаривая ногами участок, где было не так много шишек и острых сучьев. Мозг сообщал, что Эмили находится не на планете Земля, о чем четко говорили две луны, а тут появилась и еще одна подсказка: в небе над лесом просвистел странный летательный аппарат, похожий на лодку.
- Помогите! - жалобно прокричала заблудшая душа. - Кто-нибудь! Помогите!
Но только лес шумел в ответ. По пальцам пробежало какое-то странное насекомое, похожее на муравья. Взвизгнув, Эмили стряхнула мерзкую зеленоватую тварь и побрела к лесу, ища взглядом что-нибудь, хотя бы отдаленно напоминающее тропинку. Не привыкшие к такому обращению ноги дико болели при каждом шаге. Девушка, клацая зубами, выжимала куртку - все тщетно. Судя по погоде и окружающему виду, был то ли конец лета, то ли его начало: не так холодно, чтобы помереть, но и не так тепло, чтобы быстро высохнуть. В волосы набивалась хвоя, пару раз Эмили натыкалась на что-то, похожее на паутину, и с визгом отскакивала прочь.
Где-то вдали слышался какой-то гул, похожий на городской шум. Наконец выискалась и тропинка, по которой Дарклайт брела, рыдая над собственным бессилием и невезучестью.
И вот лес стал реже, показалась дорога, покрытая месивом из грязи и, кажется, конского навоза, по которой шли странно одетые люди: то ли как в каком-то Средневековье, то ли как в далеком будущем. Они с интересом оборачивались на бредущее от леса создание, некоторые даже останавливались и шептались, обсуждая диво дивное.
- Помогите! - прокричала Эмили срывающимся голосом. - Кто-нибудь! Где я?!
Люди зашептались еще яростнее, и тут девушка наконец увидела высокие стены вдали, сияющие шпили и купола, огромный дворец, похожий на трубы органа.
"Асгард, - вспомнила она знакомое слово, и сердце бухнуло в груди, - это Асгард".
Послышался громкий топот - по дороге спешил патруль. Раздалась гортанная команда - и Эмили в доли секунды скрутили руки за спиной, взвалили на лошадиную спину и под смех и улюлюканье повезли в город мечты - город асов. В промежутках между подзатыльниками и тычками, насколько хватало сил при тряской лошадиной поступи и мелькании мостовой, девушка во все глаза смотрела на происходящее. Резкая остановка чуть не свалила ее на землю, и только грубая солдатская рука спасла от падения.
- Что это тут у вас? - послышался тихий скучающий голос.
- Чужеземка, господин! Вышла из леса, пугала граждан, - отрапортовал капитан отряда. - Куда прикажете?
- Дай посмотреть. - Эмили бесцеремонно приподняли за подбородок, и она потеряла дар речи: в эти глаза Дарклайт была влюблена, это лицо ей снилось по ночам. - Мидгардка? Здесь?! - Локи скривился от отвращения. - Каким образом? Хеймдалла ко мне, - бросил он стражнику и, отдернув руку, брезгливо вытер ее о лошадь.
- А с этой что? - спросил капитан.
- Как ты сюда попала? - Локи ждал ответ именно от девушки, по лицу которой ручьем текли слезы.
- Я не знаю! Я упала в воду, а потом выплыла из озера в лесу! Локи, это же ты? Спаси меня! - протараторила Дарклайт. Принц побелел от ярости и закусил губу; его взгляд забегал, будто Локи старался что-то быстро придумать. В душе Эмили затеплилась надежда.
- Клятое озеро... - пробормотал принц Асгарда. - Капитан, не нужно беспокоить Хеймдалла. Эту бросьте моему ящеру и убедитесь, что никто этого не видел. Понятно объясняю? После придете ко мне за премией, - и резко развернулся, взметнув дорожную пыль зеленым плащом.
- Локи! - заорала Эмили, и тут же ее рот заткнула грязная перчатка.
- Вперед, вы все слышали приказ его высочества.
Капитан махнул своим людям, и отряд свернул на малолюдную улочку. Дарклайт брыкалась, пыталась выдраться, но связали ее крепко. Вот появилось старое, похожее на Колизей здание цирка Асгарда. Девчонку грубо сгрузили на грязный каменный пол; прибежал толстенький распорядитель, сцапал жирной рукой мелкую монету - и жертву поволокли к клетке, в которой бесновалось огромное чудище из Етунхейма.
***
Локи быстро шел ко дворцу, его голову распирали мысли. Каким-то образом девчонка нашла тайный ход между мирами, и никак нельзя было допустить, чтобы хоть кто-то узнал про эту лазейку. Мало ли что может случиться.
- Брат, где тебя носило? - Тор сбежал по белым ступеням родного дома и крепко обнял младшего принца. - Мать тебя обыскалась!
- Навещал свою зверюшку, - кротко улыбнулся Локи. - Через неделю игры, и я не хотел бы проиграть твоему вепрю. В конце концов, я немало отдал за поимку этой ящерицы!
- Боюсь, твоя тварь тебя разочарует! - расхохотался Тор и хлопнул брата по плечу, да так, что тот охнул. - Она жалкая лягушка по сравнению с моим кабаном!
- Смотри, как бы у лягушки не оказалось ядовитой шкурки, - хмыкнул Локи. - К тому же, я слежу, чтобы ее хорошо кормили. Может, разрастется до размеров твоего желудка.
Громовой хохот оповестил о том, что Тор оценил шутку. Однако девушке это было уже абсолютно неинтересно.
Log in, to post comments
For subscribers and one-time payment
Mar 07 19:36
Твой Выбор

Subscription levels

Заиметь доступ на все

60 per month
Go up