creator cover igor bekshaev
igor bekshaev
справочник по Новому Завету
igor bekshaev
1
subscriber
Available to everyone
Jan 14 02:03

Мк 9: 3-9

Преображение Господне описано в трех синоптических Евангелиях очень схоже. И рассказано там о том, что в одно из довольно нередких уединений на гору Иисус взял с Собой еще троих Своих учеников: Петра, Иакова и Иоанна, где во время молитвы вид Его изменился, преобразился:
«Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. И явился им Илия с Моисеем; и беседовали с Иисусом».
Произошло это спустя «дней шесть» по Марку и Матфею, по версии же Луки — по прошествии восьми дней после того, как Христос пообещал, что «некоторые … не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» или «не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе». То есть события связаны напрямую, и евангелисты постарались снабдить его такими подробностями, как незначительный промежуток времени между обещанием и его исполнением.
Это самый заметный записанный эпизод в Новом Завете, в котором встречаются два мира. Наш, телесный, и мир «Царства небесного, пришедшего в силе». Или, по другому, «тонкий мир». Природа данного явления в Евангелии, естественно, не разъясняется. А все, что не разъясняется, чего даже объяснить невозможно при отсутствии каких-либо дополнительных данных, обычно подвергается спекуляциям, то есть рассмотрениям, и если на основе такого умозрительного осмотра делаются «железные выводы», это принято называть бесплодными спекуляциями.
Впрочем, в богословии бесплодных спекуляций, как принято считать, не бывает. Всё рано или поздно решается консенсусом. В православном вероучении таким консенсусом определено, что сам описанный в событии белый свет является «нетварным». Нетварность его была определена не сразу, а после известного богословского многолетнего спора Григория Паламы с Варлаамом Калабрийским , да и то косвенно. Сперва было определено, что молитвенники-молчальники могут научиться видеть нетварный свет, ну и чтобы было понятно, что за свет, ссылались на Преображение Христа. До этого известного спора Фаворский свет, а так зовется он по названию горы, на которой, как считается, произошло Преображение Христа, не имел статуса именно «нетварного».
И так всем было понятно, что описано нечто необычное и явно божественное, но до такой степени не заострялось. Все «нетварное» гораздо лучше «тварного». В православии это довольно четко определено. Впрочем, мы уже прежде несколько раз говорили, что перенос на всю Церковь всех выводов данного учения по сути не состоялся, поскольку был именно подавляющему числу верующих не по силам. Это же самое «не по силам» создало иллюзию того, что все силы человеческие должны быть брошены на то, чтобы уйти в затвор и там творить молитву. Произошла по сути подмена понятий и создание своего рода православной «элиты», на практике абсолютно умозрительной, поскольку рекомендация Христа определять учеников «по плодам их» становилась невыполнима.
Откуда людям знать о плодах снискания нетварного света, если видит всё это только сам «сильный», а прочие, немощные духом, должны верить, что плоды там сыпятся горстями? Прочие «бабьи басни» (1 Тим. 4:7) особенно экзальтированных особ, что в том или ином подвижнике они узрели море благодати, те самые плоды, принимать некритично в расчет стали только оттого, что быть таким экзальтированным тоже стало считаться приметой крепкой веры. Таким образом симуляция христианского делания вошла в практику и активно подпитывалась теорией. Но теория, как мы уже сказали, в народе не прижилась.
Те, кто теорию особенно любит и всячески ее транслирует, почему-то считаются в православии интеллектуальной и духовной элитой, несмотря на то, что теория вся сыпется что при интеллектуальном, что при духовном внимательном рассмотрении. Ученики, видевшие свет на Фаворе, разве пропитались нетварным светом и получили спасительное боговедение? Да нет, они испугались и стали говорить всякие глупости: «Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии». Поставить три шалаша — вот и всё соображение. То есть видеть «нетварный свет» и «обожиться» от того — явления явно не связанные.
Связи между видением и собственным хоть каким преображением никакой нет — ни в теории, ни даже на практике. Из-за массы несвязности не прижилась теория и среди достаточно грамотных верующих. Не в том, конечно, смысле грамотных, что их принято такими считать или назначенными такими. Он существует как вещь в себе, отдельный «элитный клуб» внутри Церкви, не имеющей к этому клубу никакого касательства. Впрочем, если бы не общее некоторое повышение грамотности среди людей, о его существовании никто бы и не знал, на слух же воспринимая все выводы либо как тарабарщину, либо как настолько «недоступное», что можно в голову даже не брать. На этом обычно всё и заканчивается.
Да и к празднику Преображения данная теория не имеет прямого отношения, разве вон то, косвенное, о котором упоминалось выше. «Пришедшее в силе» Царство Божие видят немногие. Выводов из этого видения сделать никаких нельзя, кроме тех, что верующим предстоит в нём оказаться и желать надо в нём остаться. Поставить палаточки («кущи»), потому что «хорошо». Но чтобы это «хорошо» свершилось для всех, требуется гораздо больше, чем просить настойчиво еще разок показать. Апостолы — по крайней мере — включились в тяжелую работу, не уселись на Фаворе, а пошли по миру, проповедуя Царство. Не для себя лично, а для всех, воочию увидев то, к чему надо стремиться привести весь этот мир.
Log in, to post comments

Subscription levels

free

10 per month