creator cover igor bekshaev
igor bekshaev
справочник по Новому Завету
igor bekshaev
1
subscriber
Available to everyone
Jan 05 22:10

Мк 5: 1-20

Рассказ о посещении Иисусом страны Гадаринской записан евангелистом Марком:
«И пришли на другой берег моря, в страну Гадаринскую. И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. Паслось же там при горе большое стадо свиней. И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море. Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось. Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились. Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их. И когда Он вошел в лодку, бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя. И пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились».
Если мы окинем взглядом весь путь от прошлого до настоящего нашей христианской цивилизации, то мы увидим в ее теле так много зла, что перечислять его поименно, или пытаться изобразить, не хватит ни дней нашей жизни, ни картин великого Босха. Но как-то все же язык поворачивается у нас называть нашу цивилизацию христианской, и мы, пожалуй, можем, не вступая в конфликт с разумом и совестью, найти один схожий и остаточный признак, который легализует название, выдавая ему некоторую принадлежность ко Христу. Это признак мучимого Христом бесноватого, у которого нашлось человеческих сил подбежать, даже поклониться, и резко выкрикнуть: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!».
Многие, думается, здесь поспешат подытожить картинку, мол, вот тут в самый нужный момент Церковь окрепла, засучила рукава, и явила недюжинные образцы святости прогнившему доселе миру, сделав его миром христианским, правда ведь? Нет, не правда. Бесноватый не засучал рукавов, из физических усилий он, как и говорилось, только подбежал и поклонился. А говорил за него уже легион, так что вот пока на этом и остановимся. Легион как был на месте, так и остался. Церковь же продолжает, как и прежде, лишь учить подбегать и кланяться, то есть поставила себя посредником в этом деле, и здесь надо отметить, что это все равно лучше чем биться об камни и рвать на себе цепи, и это мы однозначно запишем в заслугу Церкви перед всей цивилизацией в целом.
История с бесноватым заканчивается так: «Бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя. И пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились». Как мы видим — все узнаваемо. В ученики по понятным причинам не взят, но проповедями и рассказами удивляет окружающих по сию пору. Спросим себя — достаточно ли этих рассказов о чуде с помилованием для того, чтобы считать это назначением Церкви? Впрочем, вопрос можно считать риторическим. Христианская цивилизация в том виде как она сложилась, это и есть многовековая проповедь гадаринского бесноватого о том, что с ним Бог сотворил, и с раскрытыми ртами выслушивание этого рассказа, иногда в принудительном порядке. Нет, нельзя однозначно сказать, что в этом рассказе не было ничего поучительного. Было. Как говорилось уже хорошо было то, что он цепи на себе не всегда рвал и о камни не каждый день бился, в то время как про слушателей такого сказать было наверняка нельзя.
Но современного беглого взгляда на Церковь достаточно, чтобы понять, насколько неэффективным в конечном итоге оказался такой способ популяризации Христовых усилий, приложенных в мире. Насколько тонким и непрочным получился налет христианизации на народы империи, ее колоний и всего, что из этого дальше вышло, возникшего на проповеди чудесного исцеления. Причем за долгие годы империя испытывала на других и огонь, и цепи — всю амуницию, от которой, по ее словам избавил ее Господь, она усердно примеряла к внешним, выдавая, порою, источник своих вдохновений.
Христос и апостолы исцелениями подтверждали свою проповедь, делали ее наглядной. Любой мастеровой должен свою квалификацию подтвердить работой, а не болтовней, и если в твоих проповедях хоть какое-то место занимают «чудеса» (этими чудесами, возлюбленные браться и сестры, Господь показывает нам..), то через двадцать минут чудеса должны быть явлены. Если чуда явить не можешь, то говори лишь о том, на что сам способен. Апостол Павел предупреждал, что каждый должен проповедовать в свою меру, но есть одна мера, которые связует все прочие: «Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений? Все ли говорят языками? Все ли истолкователи? Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь еще превосходнейший».
Не следует искать внешних причин в упадке христианской цивилизации, причины все внутренние. Святитель Феофан Затворник, и до него, и после многие проповедники сообщали, что «нам надо брать пример» с гадаринского бесноватого. Что вот он побежал рассказывать, какие чудеса случаются. Вот на таком «примере» христианская цивилизация и существовала десятки веков. Друг другу пересказывая чудеса, про которые удалось услышать или прочесть. Тем больше взращивая культ чудес, чем меньше их в реальности происходило. Копает рабочий яму, чтобы дорыться до трубы, которая дала течь, двадцать пять чиновников из комиссии стоят кружком и рассуждают, как быстро шло бы дело, если бы копал экскаватор. Вот, пожалуйста, пример о «чуде», которое могло бы быть.
И с чего бы это Бог приходил на помощь названным христианам и выдавал им дарования исцеления и прочих чудотворений, которыми славились, по их словам, духовно могучие предки, если они и в малых делах неспособны явить малое чудо? Постоят вокруг ямы, и расскажут друг другу, как своими глазами видели работу японской чудо-машины, что она «сама» даже землю с трубы стряхивает, а потом «сама» же и укладывает: «а у нас такого не умеют». Вот так христиане берут «пример» — рассказывают и кручинятся, что у них не выходит.
Однако «путь превосходнейший» не требует никакого особого дара. Он сам по себе чудо. Верующие иногда для себя задаются вопросом — отчего прежде Христос и апостолы исцеляли прикосновением, а нынче ничего этого не происходит? Но задались бы лучше вопросом — есть ли принципиальная разница в том, чтобы исцелить больного прикосновением или тщательным, внимательным уходом за больным. То и другое происходит благодаря подчеркнутому вниманию к судьбе человека. И если Христос был один, плюс дюжина учеников, и физически не успевали бы, да и не имели возможности всем организовать уход, то после христиан сделалось множество, миллионы, и что им мешает творить чудеса доступными средствами?
Апостол в своем гимне любви (1 Коринфянам: 13) говорил, что время харизматичных одиночек, употребляющих свои дарования на пользу другим, проходит, и рано или поздно совсем уйдет. Останется то, что доступно всем. Нелицемерное, нелукавое братолюбие, та самая христианская любовь. Удивляет с какой легкостью священники муссируют в проповедях тему чудес, произошедших когда-то, с кем-то тысячи лет назад, не будучи способными эти чудеса явить. Это же все равно, что расписаться в профнепригодности. Для чего Церковь, как не для того, чтобы являть чудо сообща, а не болтать о тех чудесах, которые когда-то были, и вот их записали?
Log in, to post comments

Subscription levels

free

10 per month