EN
creator cover Таис Буше

Таис Буше

писатель с 🔥
Таис Буше
19
subscribers
goals
0 of $ 135 money raised
На коньячный успокоин для авторских нервов 7-летней выдержки;)

About the creator

18+
Котики(=^‥^=), привет!
Приветствую вас в Книжном клубе "Tiger" 🐯

В этом блоге буду делиться прочитанным из книжного мира и своим творчеством. Хочу выкладывать рассказы и бонусы по своим популярным сериям. И, конечно, все, что не будет опубликовано на лит.площадках.

Читать мои книги можно здесь:
ЛИТМАРКЕТ
BOOKRIVER

Тексты выкладываю через ссылку на гуглдок. 
For subscribers and one-time payment
Nov 05 09:07
Финский топор fin
For subscribers and one-time payment
Sep 30 02:39
Приятности по Ротвейлеру 2
Available to everyone
Aug 31 23:06
Планы на осень
Котанчики! Извините, что не успела дописать Финский топор в августе, все плавно перетекает на сентябрь. Буду догонять, тем более часть моих больших книг зафинализированы или уже вот-вот завершатся, так что будет полегче).

И хочу вам показать просто милейшие арты от моего любимого Akamori, по которым у меня родилась идея теплого осеннего рассказа. Будут королевства, лисьи принцы и много золотых осенних листьев.
Log in, to post comments
For subscribers and one-time payment
Aug 13 06:40
Приятности по Ротвейлеру
Available to everyone
Aug 04 14:26
Августовские иды
Июль оказался не столь плодотворным, как хотелось бы. Со скрипом я вошла в свой же минимум. Но в августе я уже развернусь и буду приходить с новеньким постом каждое утро субботы (по мере сил).  Не всегда это будет текст, но я постараюсь делать что-то интересное).

Начнем с 06.08 - Финский топор.
avatar
Главное, чтобы здоровье и вдохновение было) Удачного августа)
avatar
Дашик Фиялкова, спасибо) желаю того же и побольше!)
Log in, to post comments
Available to everyone
Jun 13 21:45
Выигрыш 1858 часть 2 | викториан
Log in, to post comments
Available to everyone
May 31 23:35
Выигрыш 1858 часть 1 | викториан
Log in, to post comments
Available to everyone
May 26 22:17
ДРАКОНЬЕ КРЫЛО 2 часть | фэнтези
все права защищены © Таис Буше

ПЕРВЫЙ УРОК
Свое положение молодой эльф в полной мере осознал, сидя в большом светлом кабинете локе Гаэля. Хозяин сегодня был одет не в красные одежды, а в темно-синие узкие штаны, высокие черные сапоги и такого же цвета сюртук. Но вместо белой рубашки под приталенным сюртуком оказалась золотая туника. И когда ткань ловила лучи утреннего солнца, то вспыхивала невероятно красивым рисунком древнего тенгвар. Друлаван даже не заметил, как засмотрелся на узор туники и на самого хозяина, который поднял сегодня свои белые волосы в высокий хвост.
— Доброго света, Друлаван. Теперь ты будешь называть меня Учитель, а твое имя — Ученик. Это поможет тебе не переносить на меня злость. — Гаэль сел за большой стол и рукой указал на противоположную сторону. Усмешка на его губах охладила любопытство Дру, он уже понял, что локе не рассматривал его в качестве гаремной птички. С одной стороны это стало огромным облегчением, но с другой... такой тяги к мужчине Друлаван не испытывал никогда. Ему до боли хотелось коснуться сильных длинных пальцев, погладить шелк волос — он сжал руки в кулаки и сел на скамью, опустив голову.
— Вы собираетесь причинять мне боль?
— Нет, но обучение может быть напряженным и тяжелым, — Гаэль прищурил глаза и внимательно посмотрел на Дру, — ведь твоим обучением никто не занимался?
— Только мама, — тихо сказал эльф, но удивленно добавил: — Но у меня нет особого дара. Как и любой эльф я чувствую Древо, но остальное мне недоступно. Боюсь, вы продешевили, — поддел дракона Дру. Тот лишь улыбнулся на мальчишеский сарказм. К худу или добру, но его ученик не знал правды о своем настоящем даре, который был слишком редким и слишком опасным в неправильных руках: молодой Друлаван — язвительный, хитрый, но ранимый эльф — был Заклинателем драконов. Он мог подчинить любую ипостась, даже Гаэля — ледяного дракона, последнего из рода царей Руа. И локе было любопытно — знай эльф о своих возможностях, попробовал ли подчинить его? Привязал бы к себе магией? Соблазнил бы его по-настоящему, если бы дракон разрешил ему вчера? Гаэль видел, что юноша еще не готов: страсти и эмоции клубились внутри него, вспыхивая яркими пятнами на ауре. Дру был импульсивен и вспыльчив, молодая кровь еще не вошла в берега хладнокровия.
— Есть ли у тебя дар или нет — теперь буду решать я, Ученик. Поэтому сегодня ты пройдешь мои задания по общим знаниям магических рун, а завтра я проверю твою физическую подготовку.
И перед Дру положили объемную стопку заданий, с которыми эльф провозился до самого ужина. Локе не покидал кабинет, искоса наблюдая за своим учеником поверх читаемых документов. Юноша смешно кусал карандаш или демонстрировал кончик языка, углубляясь в раздумья над особо хитрыми заданиями.
«Совсем еще цыпленок, хотя нет... лисенок. Бесстыжий и хитрый».
— Я закончил, — протягивая исписанные листки, сказал Друлаван. Гаэль отвлекся от документа и забрал их из рук эльфа, соприкасаясь пальцами. Юноша дернулся и опустил глаза, а дракон дернул уголком губ, стараясь не улыбнуться.
«Значит, смущение известно тебе. Не такой ты и бесстыжий, оказывается».
После ужина Гаэль перечитал написанное Дру и улыбнулся не раз: ученик оказался смышленым, начитанным и удивительно зрелым не по годам. Дракон подозревал, что отец не любил своего ребенка, но упрямому Аэру хватило ума не запрещать матери заниматься младшим сыном, благодаря чему пятый сын Саэ был достоен своего аристократического титула в полной мере. Его колкие и умные ответы радовали дракона и вселяли надежду на благополучный исход его авантюрной затеи: создать равноправную пару Заклинателя и дракона. Это было мифом, что передавался из уст в уста в драконьих семьях, но ведь у мифа была и основа. Сейчас Гаэль прекрасно понимал, что не сможет причинить вред юному эльфу.
ПОСЛЕДНЯЯ ДРАКА
Щебень на боевой арене еще не прогрелся, потому что утро было совсем ранее, но Гаэль поднял Друлавана из кровати, не слушая недовольное бурчание. Два раза он просил переодеться молодого эльфа: тот на редкость подбирал слишком открытую одежду для сегодняшней физической проверки. Он видел все неумелые заигрывания Дру и попытки привлечь внимание к себе. В конце концов, Гаэль был великим драконом, и его сила, мощь его магии, легко пленила любое живое существо. И пол был не важен, ведь к его силе тянулось само естество, но с Друлаваном все было иначе. Из-за его обратной силы он был защищен от притяжения магии, но все равно демонстрировал уловки соблазнения.
Хотел закрепиться на новом месте?
Так легко готов был стать любовником?
Гаэль лишь грустно выдохнул: он не любил распущенность, не любил доступность. Не признавал лишь внешнюю оболочку, но искал настоящее сокровище. Нет, он не считал юношу доступным и распутным, прекрасно осознавая все причины, но поведение эльфа задевало его за живое.
Наверное, глубоко внутри он жаждал наконец-то обрести то, ради чего стоит жить и не совершить ошибку.
— Вот этот черный костюм подойдет. Надевай скорее.
— Ладно, — буркнул невыспавшийся эльф и быстро стянул тунику, оголяя красивую спину. Следом полетели и штаны, и на белой коже Гаэль увидел шрам и невольно нахмурился.
— Что случилось с твоей ногой?
Дру моргнул и посмотрел на свои ноги, сразу узнав ненавистный шрам.
— Это та причина, по которой я нахожусь здесь, уважаемый Учитель, — он зло процедил свой ответ и вздернул бровь. — Неужели, вы не осведомлены, как я попал на торги?
Гаэль сделал шаг назад, отодвигаясь от наступающего эльфа.
— Про какие торги ты говоришь?
— Про те, на которых покупают живой товар.
Дракон ухмыльнулся и покачал головой, понимая к чему клонит Друлаван. Слухи не врали — отношения с правителем Саэ у младшего сына не ладились совсем, раз тот даже не захотел объяснять суть их договоренностей.
— Друлаван, я не покупал тебя у твоего отца. Я предложил сделку: доступ к Шелковому пути в обмен на твое индивидуальное обучение.
Теперь ухмыльнулся и эльф.
— Я не дурак, чтобы поверить в такую благотворительность. Уважаемый локе, вы считаете, что такая версия выглядит правдоподобной?! Чтобы высокородный змей взял в ученики бедного мальчишку из Северного Дола, за которым даже отцовской защиты нет, и бесплатно стал обучать магии? Даже мой собственный отец не раскошелился на боевого мага, а уж эти умения важны в наших краях.
Гаэль хитро сощурил глаза, радужка вытянулась в линию, превращая спокойное выражение лица в хищное, и нагнулся к лицу юноши.
— Твой отец не знает, что ты за маг, а я знаю.
Дру удивленно вскинул брови и задумался: не было в нем никакой уникальной магии. Рос сорняком, да так им и остался. Может быть, локе говорил про его навыки охотника? Да, в этом он был силен и подкован лучше братьев, но где же в Руа охотиться?! Песок, да камни. Ошибся высокородный Гаэль, только теперь Дру не хотел покидать его дом, а чтобы не вылететь на улицу, должен был потом и кровью заслужить благосклонность хозяина.
avatar
Какая пара вышла колоритная. Спасибо
avatar
Nelly Lazarevich, ой как здорово, что история нравится)
Log in, to post comments
For subscribers and one-time payment
Apr 22 20:03
Бонус про Лэйна Стэка к "Sugardaddy"
Available to everyone
Apr 20 15:36
ДРАКОНЬЕ КРЫЛО 1 часть | фэнтези
все права защищены © Таис Буше
ПРОЛОГ
Миссия завершилась удачно.
Друлаван снял жесткую перчатку и кинул на низкий столик в своем походном шатре. Долгий промозглый день измотал тело, а вечерний снег в Долине Нимрхосс укрыл следы преследуемого отряда из сбежавших стрелков короля Ахаса. Впервые родной отец обратился к нему за помощью, оплачивая двойным мешком золота его смекалистых следопытов и лучников. Черные лисы славились теперь по всем лесным угодьям Великого Саэ, а может, даже и за пределами эльфийских земель, да драконьих замков.
Черный мех в одеянии, да темнота ночи в волосах сами притянули имя, слава, которого разнеслась быстрее ветра. Друлаван усмехнулся, вспоминая, как его за шкирку, словно котенка, вытаскивал на тренировки Гаэль. Откидывал теплое одеяло и сильной рукой, не церемонясь, хватал за плечо и поднимал с кровати. А дальше изматывающие тренировки, учеба и презрительный взгляд.
Давно это было.
Друлаван мягко улыбнулся, когда снег его воспоминаний растопил горячий огонь камина в их общей спальне. Картинки так и замаячили перед глазами. Особенно повеселил их первый раз, когда эльф пытался применить весь свой накопленный развратный опыт на совершенно бесчувственном, по его мнению, драконе.
— Что ты мне пообещал тогда, Гаэль? — спрашивая у своего мысленного собеседника, — Семь солнц отдыха? Точно! — Друлаван расхохотался и щелкнул пальцами в перчатке, отчего звук получился звонче. — Именно столько я и провалялся в постели после ночи с тобой. Как же я скучаю по тебе, мой белокрылый.
Эльф тосковал по скалистым берегам Руа, по восточным ароматам и легкой органзе на огромных окнах в покоях дракона, даже по полупрозрачным шароварам, что так легко сдергивались Гаэлем в порыве собственнической страсти. Друлаван не жалел, что отец продал его жестокому дракону за пропуск на Шелковый путь, потому что он обрел не только Учителя, но и настоящую драгоценность.
— Ох, я превращаюсь в настоящего дракона, — пожурил себя за чрезмерную сентиментальность Друлаван и принялся снимать вторую перчатку, но не успел, как около его лица из снопа искр появилась туба, обвитая серебряным драконом. Эльф удивленно дотронулся до нее и активировал своей магией. Перед его лицом всплыло послание, подписанное Гаэлем. И чем дальше его читал Друлаван, тем шире становились его глаза, а улыбка — плотояднее.
— Художник из тебя никакой, дорогой супруг. Придется показывать лично все нарисованные позы, — снова обратился в мыслях к дракону эльф и быстро спрятал послание во внутренний карман, когда в шатер зашел его помощник с подносом еды.
БЕЛЫЙ ДОМ
Много Ид назад
Белая пелена вокруг.
Снег укутал все угодья Нимрхосса мягким покрывалом, делая пологие склоны плавными и почти невесомыми. Друлаван сморщился от боли и откинул плащ, чтобы проверить рану. Кусок рубашки, замотанный на ноге, уже не спасал, насквозь пропитавшись кровью. Алые капли оставили бисерный след и тянулись за ним из самого Тихого дола. От холода ноги плохо слушались, и Друлаван неуклюже заваливался в сугробы. Одна надежда, что мать пошлет за ним своих лучниц. Реакцию отца он знал — за своего Сульмельдира тот его никогда не простит. Порой Дру ловил себя на мысли, что владыка Аэр любил белого коня, больше собственных детей. Пять сыновей он вырастил в строгости и муштре. Старший Анарион вырос крепким дубом, что удержит и сплотит весь Саэ. Настоящая гордость семьи. Менельтор и Морохир — два великих война, что мечом держали порядок среди подданых. Талантливый Итильгаэль слыл прекрасным певцом, голос которого будил любовь даже в сердцах каменноподобных орков. А самая незавидная роль досталась младшему сыну — Друлаван не унаследовал ни одной фамильной черты светлых, вобрав красоту и темноту валлийских эльфов. Последняя жена Аэра была из угасающего рода Тилвит Тег, но подарила владыке «блудливого черта».
Дру остановился, чтобы восстановить дыхание, зло дернув себя за хвост темных волос. Думать сейчас об отношении отца было сущим издевательством. И не спасет его правда, «блудливый черт», как истинный инкуб, изворотлив и умен. Вранье — его призвание. А рана?! Угробил коня и сам себе ногу вскрыл, чтобы ложь плелась правильным узором, как искусный тенгвар в дорогих книгах. Только вот преданного Сульмельдира убила ядовитая стрела дроу, которые смогли обойти все защитные руны. Видимо, голод гнал их дальше, к границам светлого Саэ. Но, Друлаван попал под обстрел и чудом выжил, хотя теперь и сомневался в своей удаче — никто не поверит, что дроу не схватили такого ценного заложника. А юноша знал причину — черные волосы и совсем молодой возраст, о пятом сыне знали немногие, да и сам владыка отводил взгляд от него на празднествах.
Юноша услышал звуки конницы и наконец-то увидел лучниц матери. Облегченно вздохнув, он упал на колени и сжался в комок от холода. Он смог доставить послание соседнему долу — будущим родственникам, только вот теперь его судьба была ему неизвестна. Его усадили на лошадь и быстрый рысцой погнали в сторону дома. Ночью его никто не трогал, и во сне он слышал материнский голос. Но под вечер его вызвали в кабинет отца.
Друлаван стоял у тяжелых дверей и все больше растягивал губы в наглой улыбке. Лучшая защита — это нападение. Этот урок он усвоил с самого детства.
В первый раз отец его ждал, стоя у большого окна. Одет он был в походный комплект, что делало его еще более воинственным.
— Доброе утро, владыка.
— Друлаван, — в голосе уже была слышна угроза. — Я наслышан о твоих роскознях про дроу, но моему терпению есть предел. Видимо, примеры твоих братьев не вдохновляют тебя на учебу и достойный образ жизни. Блуд и чарка вина — вот твои учителя, но я положу этому конец! — рявкнул Аэр.
Дру заскрипел зубами, но сдержался. Дерзить сейчас было бы огромной ошибкой. Да, он не был чистым, познав плотскую любовь с обоими полами, любил вино к хорошему мясу, но мораль у него была, как и вера в чувства. В конце концов, его родители любили друг друга, но сегодня даже эта любовь не спасет его. По лицу отца он видел, что тот все уже решил.
— Ты отправишься в Руа. Там Бегор предложит тебя учеником и услужником в высокие дома. И твоя судьба теперь только твоя. Я снимаю защиту рода.
— Ты продаешь меня в шлюхи? — Друлаван зарычал от негодования, но разве великого Аэра это могло напугать?!
— В ученики, сын мой. Но, если ты скатишься до шлюхи в гареме, значит, так тому и быть.
Владыка кивнул своему верному помощнику и отвернулся к окну. Бегор быстро схватил юношу за локоть и потащил к выходу, тихо ему нашептывая советы:
— Поторопитесь, милорд. Отец ваш зол, но нашел в учителя сильного мага, который согласился вас принять. Не проявляйте грубость — не опаздывайте.
Вот так и покинул Белый холм Друлаван ан Аэр, второпях, без прощальной весточки.
НОВЫЙ ДОМ
К порталу они добрались быстро. Пара золотых, и Бегор провел молодого лорда к Мерлинову кругу. Даже капюшон не потребовалось снимать, так и стоял Друлаван на площади центрального ярмарочного городка, и рассматривал из-под синей плотной ткани людей. В Дрегге их было достаточно, чтобы чувствовать себя некомфортно. Люди умели торговать и даже пытались воевать, но война у рода человеческого выходила кровавой и бессмысленной на жертвы. Даже удивительно, что они расползались к границам Саэ так стремительно.
Юноша водил знакомства с парой легковерных дев, что были падки на его внешность, но энергии они давали мало, а тела их были слишком хрупки. Не то, чтобы эльфу нужен был обмен силой, но он хотел бы хоть раз в жизни ощутить энергию, способную убить и возродить заново. Мать рассказывала, что это высший дар, но ни от кого он не слышал радости обретения такого любовника.
Любовь...
Друлаван поморщился и отбросил ненужную мысль. Чувства — всегда слабость и пользы от них не на грош. Особенно теперь, в скалах Руа, где огненный диск Тинтура выжигал все живое. Юноша опустил взгляд на высокие черные сапоги из дорогой кожи, которые придется снять сразу же, как он с Бегором окажутся по ту сторону портала и забыть, возможно, навсегда.
— Милорд, пойдемте. Уже подошла наша очередь. — Бегор махнул рукой хранителю, и тот приложил амулет к центру сомкнутых щитов портала. Металл со скрежетом разошелся, выпуская магический свет, и воздух вокруг завибрировал, втягиваясь внутрь воронки. Старый слуга не торопил, но нервно мял темный конверт, щедро облитый красным сургучом. Друлаван зло сощурил глаза и снова посмотрел на портал — пора было входить. То, что отец его продал, он догадался сразу. Слишком уж легко на его слабый магический потенциал нашелся учитель, чтобы верить сказкам про обучение.
Вещь.
Вот и все его будущее предназначение. Теперь только молить богиню Дану, чтоб не оставила она свое дитя и оберегла от зла физического. С душою он как-нибудь сам разберется.
— Ох, жарища, Бегор! Нас здесь встретят или самим добираться придется? — юноша вытер выступивший пот со лба и снял утепленный плащ. Тунику он предусмотрительно одел летнюю, из тонкого хлопка, с красивым орнаментом по вороту и рукавам, но даже самая нарядная одежда Друлавана выглядела самой обычной на фоне великолепия внутреннего портального двора. Мозаика из дорогих минералов устилала пол и стены, узкие окна впускали свет, но ни жару, а резные колоны причудливо бросали тени, чертя второй рисунок под ногами.
— Встречают, милорд. Скоро прибудет поверенный, — Бегор крутанулся, рассматривая укрытый двор. — Богатые змеи, — почти себе под нос добавил слуга, но на удивление выразил их общее мнение. Как бы не славился Саэ своими угодьями, травяными настойками и оберегами, такую красоту создать их мастера не могли. И долго не смогут, раз высокородный юноша, сын владыки выглядел разряженным в лучшую рубашку деревенским простачком в Белтейн.
— Про змей, это ты хорошо подметил, Бегор. Драконы исчезли лет уж сто, а руаские маги все продолжают кормить доверчивый народ сказками и добавлять приставку «локе» к своим именам. Золото — вот и вся магия! Не будь у них в руках Шелкового пути, не было бы и «драконов», — Друлаван злился и выплевывал гадости про чужеземцев, не заботясь, что уши есть даже у стен. Да, и не настолько же наивен его будущий хозяин, что ждет покорности от свободнорожденного мага?
Его новый учитель наивен не был, поэтому присматривался к юноше из темной ниши среди колон, что загораживали вид прибывшим, но не наблюдающим. Его поверенный Марал смотрел на светлого недружелюбно и с опаской. Не нравилась ему идея локе Гаэля, но не ему советовать, как поступать.
— Строптивый и глупый, — тихо протянул он единственный вывод про эльфа и сжал челюсти, чтобы не сказать лишнего: нелюбовь дроу к светлым не выветривалась, даже в Руа. Хотя одного конкретного эльфа он очень даже любил, но натура у любовника была не лучше.
— Дикий зверь, — перевел имя Друлавана Гаэль и грустно улыбнулся, — придется приручать, раз хочу жить.
ГАРЕМ
Знатный Гаэль ушел в тень и кивнул своему слуге, чтобы он встретил его ученика. Марал быстро поклонился и уверенно вышел к гостям, замерев на расстоянии двух шагов. Молодой эльф и его спутник уставились на дроу, настороженно разглядывая его.
— Уважаемый ан Аэр, мое имя — Марал. Мой господин уже ждет вас в своем доме. Следуйте за мной.
Бегор бросил быстрый взгляд на юношу и кивнул. Дру последовал за темным, выходя на залитую светом площадь. От красоты и изящества белокаменных строений у него захватило дух. В родном доле он читал украдкой о величественном Руа, что вырос из магии древних драконов, но даже не мог вообразить, насколько все здесь было иным.
— Долго нам добираться до дома моего учителя? — спросил Дру, когда они разместились в странной повозке без лошадей. Она походила на прозрачную каплю из стекла, вся расписанная рунами.
— Нет, милорд. Крыло нас быстро доставит в замок. Главное, не бойтесь и держитесь крепко, — ответил Марал, но светлому эльфу показалась, что тот смеется над ним.
— Я не боюсь! — громче, чем хотел, ответил Дру и отвернулся к окну, что тянулось от самого низа странной повозки, уходя до середины крыши. Казалось, будто ты паришь в воздухе, и земному эльфу это чувство было странно знакомо.
Когда же они приземлились во дворце учителя, что стоял на крутом скалистом берегу, Дру окончательно принял тот факт, что отец его не любил — этот замок молодой эльф знал очень хорошо по древним гравюрам, что висели вечным напоминанием в кабинете владыки Нимрхосса, его отца. И беззвучно говорили лишь об одном — о магической силе, что была так стара, как и весь мир, о великих локе, что имели две ипостаси и о древнем ритуале жертвоприношения во имя этой силы.
Когда Марал повел по коридору в сторону покоев владыки замка, Дру больно схватил Бегора за предплечье и зашипел на ухо:
— Отец продал меня для жертвоприношения? Отвечай?
— Мне неведомо, милорд. Но, как такое возможно? — зашептал в ответ слуга.
— Возможно, мы сильно ошиблись на счет змей, и среди них еще остались настоящие драконы.
Дру замолчал ровно в тот момент, когда дроу обернулся и, остановившись около резных дверей, указал на них рукой.
— Прошу вас, подождите здесь.
Двери открылись, наполняя коридор веселым смехом. Друлаван с Бегором вошли внутрь, остановившись в шаге от захлопнувшихся дверей. На них смотрело множество глаз молодых юношей и девушек.
— У нас пополнение? — вальяжно протянул самый взрослый из них, белокурый эльф в пошлых прозрачных шароварах. — Откуда ты, котенок?
Он остановился прямо напротив Дру и оглядел его с ног до головы. Взгляд у эльфа был холодный, словно стальной клинок.
— Я не котеночек, — процедил сквозь зубы, — не смей меня так называть.
— Имин, а у котенка есть зубки, — сказал второй юноша с короткими красными волосами, игриво проходясь пальцами по рукам эльфа. — Аккуратней, еще цапнет, и Марал отвергнет твое бракованное тело.
Эльф зло сузил глаза и шлепнул по наглым рукам красноволосого, что заигрывал с ним. Друлаван обвел глазами красивые покои, посчитал в уме всех, кого смог увидеть и прикрыл глаза. Гарем его господина был полон до краев прекрасными созданиями, что давало ему немалый шанс затеряться в этой стайке ярких птичек, и, возможно, сказки про девственников в кровавый дар дракону окажутся лишь простыми страшилками на ночь для послушания.
Красноволосый вышел вперед и прошелся пальцами по темным волосам Дру.
— Но мы должны переодеть тебя, не котеночек. Это приказ нашего господина, милый.
— И это не обсуждается, — подтвердил его слова Имин.
Друлаван позволил одеть себя в полупрозрачную органзу и повесить на бедра золотой пояс с изумрудами. Волосы же его украсили драгоценными заколками, что озорно искрились в солнечных лучах. Друлаван отказался смотреть на себя в зеркало, прекрасно понимая, что ни о какой учебе речь и не шла — сразу в шлюхи.
Когда его привели обратно в гостиную, то он увидел по глазам Бегора, что тот смущен и опускает взгляд. Он понимал его — такая открытая демонстрация тела, наряд, в котором даже не нужно было будить фантазию, доступность читалась в каждом изгибе штанов, в каждом позвякивании драгоценного пояса. И Дру решил, что не отдаст себя на утеху дешево, сам соблазнит локе и не позволит сделать из себя игрушку.
Когда высокородный Гаэль зашел в свой гарем, чтобы забрать молодого ученика, то был неприятно удивлен, даже раздосадован и зол. Юноша был слишком развратен и не гнушался использовать уловки шлюх. Он подошел к нему плавно, игриво улыбаясь, обошел вокруг, лаская пальцами его длинную накидку, и остановился, задрав голову и пошло облизнувшись.
— Мой локе, здесь слишком жарко для северянина. Жажда мучает меня, — Дру соблазнительно приоткрыл рот и посмотрел на Гаэля взглядом «невинного дьяволенка», как называли его бывшие любовники. Он заметил, как напрягся дракон, как разгорелся огонь внутри его зрачков, но в одно мгновение они сузились в узкую щелку, и щеку обожгло ударом. Гаэль ударил его раскрытой ладонью, в назидание.
— Ты — мой ученик, Друлаван, а не мальчик из борделя. Веди себя прилично.
«Как бездомного котенка», — подумал Дру, потирая ушиб и понимая, что он совершил огромную ошибку.
Log in, to post comments

Subscription levels

Тигробуся

$ 1.4 per month
Go up